HomeWritingsServicesAbout MeContact

 

            НЕКОТОРЫЕ МЫСЛИ О СВОБОДЕ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ

     Я христианин и верю,  что  Библия - это  авторитетное  слово

Божье для нашего назидания. Я также верю, что в Личности,  словах

и действиях Иисуса Христа мы имеем чудеснейший, наилучший  пример

того, как нужно жить нам.

     Я еще и юрист; я был судьей, а последние 12 лет я  размышлял

над тем, что Библия говорит о конфликтах (откуда у нас  эти  кон-

фликты и что нам с ними делать) и какие в ней излагаются  принци-

пы касательно религиозных и мирских организаций.

     Еще я верю, что все права - от Бога, а не от человека, и все

права несут с собой равновеликие им обязанности.  Лучше  бы  даже

сказать, что сначала Бог дает обязанности  -  "И  благословил  их

Бог, и сказал им Бог: плодитесь  и  размножайтесь,  и  наполняйте

землю, и обладайте ею, и владычествуйте над  рыбами  морскими,  и

над птицами небесными, и над всяким животным,  пресмыкающимся  по

земле" (Быт.1:28). Права - это, наверное, просто бесплатное  при-

ложение к обязанностям.

     Бесспорно, что какими бы правами мы ни обладали,  эти  права

подвластны воле Божьей, ими управляет Бог.

     К примеру, изучая Конституцию США, мы обнаружим там  следую-

щие юридические права:

     1) Свобода слова. (Однако  суды  быстренько  ее  ограничили,

запретив кричать "Пожар!" в набитом битком театре просто для  то-

го, чтобы посмотреть, как люди умеют бегать);

     2) Свобода печати. (Но власти до сих пор борются с порногра-

фией, пропагандой расизма, инсинуациями и клеветой в прессе);

     3) Свобода собраний. (Но не бунтов);

     4) Свобода вероисповедания и ограниченная свобода  отправле-

ния религиозных обрядов. (Мормонам мы запрещаем иметь  двух  жен,

но можно, например, убить невинное животное, чтобы принести его в

жертву языческим богам);

     5) Свобода обращения в государственные органы.

     6) Равенство прав на эти свободы во  всем  государстве,  от-

дельно оговоренное в Конституции, в частности:

     7) Равные права на защиту закона.

     Однако, включив в Конституцию эти гарантии, мы создали  юри-

дическую предпосылку к приоритету наших личных прав над  законом,

юридическим процессом, системой управления, правами других  людей

и даже над отношениями между людьми и между человеком и обществом.

     В Конституции говорится и о "законном порядке", то  есть,  о

порядке, установленном законом,  определяющем,  в  каких  случаях

права общества берут верх над правами личности.

     Но где же потерялись обязанности? Хорошо  сказал  Джон  Уай-

тхед ("Вторая американская революция"):

     "За последние годы мы были свидетелями  многочисленных  мар-

шей в Вашингтон, с помощью которых та или иная  группа  требовала

новых "прав". Часто требовали не прав, освобождающих  кого-то  от

подчинения государственной власти, а скорее прав на помощь  госу-

дарства, защиту со стороны государства, государственные субсидии.

Поддаваясь "воле народа"  и  создавая  новые  права,  государство

неизбежно разбухает само и раздувает свою бюрократию.  Предостав-

ляя кому-то новые права, государство  неизбежно  отбирает  у  ко-

го-то права старые. Кто-то что-то теряет, но нечего  и  надеяться

взывать к внешнему критерию справедливости в системе, где "нет  у

нас царя кроме кесаря".

     Мир сегодня утверждает, что человек имеет именно  те  права,

которые ему предоставляет Конституция и другие законы. Исходя  из

этого, "борьбу за права" мы превращаем по сути в конфликт с  дру-

гими людьми с целью этих других уговорить  или  вынудить  принять

законы, дающие нам те права, которых мы добиваемся".

     А какие же права имеет каждый человек по Библии? Я нашел та-

кие (может, есть и еще):

     1) Право на саму жизнь, за исключением случаев, если ее  за-

бирает Бог или человек по Божьему повелению  (например,  смертная

казнь);

     2) Свобода от нужды - необходимости искать ценность и  смысл

в труде, а не в отношениях с Богом и людьми; свобода от ощущения,

что я должен всем себя обеспечить, иначе пропаду;

     3) Просто "свобода", которую можно обрести только  в  покор-

ности Богу, Который создал меня, что-то для меня  предназначил  и

спасает меня от моих грехов;

     4) Поиск отношений с Богом не из чувства  страха  перед  Ним

или обязанности повиноваться Ему, но из  побуждений  повиноваться

из любви к Нему, возлюбившему меня прежде, доверяясь тому, что Он

лучше знает, что мне лучше и что мне вообще нужно;

     5) Право на осознанный "труд", который Бог заранее  пригото-

вил мне с учетом моих даров, талантов и житейского опыта;

     6) Право на имущество с признанием того, что  я  всего  лишь

распорядитель над всем  тем,  чем  могу  обладать  или  чем  могу

пользоваться из общего имущества. Бог,  возложивший  на  человека

обязанность заботиться о планете Земля и  постоянно  напоминающий

нам о необходимости заботиться о вдове,  бедном,  сироте  и  при-

шельце, освобождая тех, кто был рабом вещей, как и мы  были  ког-

да-то, - вот кто истинный Владелец всего имущества.

     Я считаю, что эти права влекут за собой следующие обязаннос-

ти:

     1) Делать другим то, что мы хотели бы, чтобы они делали нам.

Это значит, что мое желание иметь какие-то права нужно рассматри-

вать и претворять в жизнь только с учетом взаимоотношений с  дру-

гими людьми и обществом;

     2) Помнить о вдове, сироте, пришельце в своей стране и о са-

мой стране;

     3) Освобождать угнетенных от несправедливости;

     4) Повиноваться Божьим законам;

     5) Жить в обществе на принципах любви, а не на принципах ин-

дивидуализма и эгоцентризма;

     6) Творить справедливость;

     7) Любить всех остальных так, как  меня  к  этому  призывает

Бог, и

     8) Помогать склеивать то, что разбито другими людьми  и  са-

мим обществом.

     Теперь два важных замечания:

     1) Эти обязанности имеют равную силу как для отдельной  лич-

ности, так и для коллективов, сообществ, этими личностями  созда-

ваемых - правительств, церквей, фирм и многих других.

     2) Эти обязанности имеют равную силу как для отдельной  лич-

ности в ипостаси просто человека, так и для этой  же  личности  в

ипостаси должности, им занимаемой - президента, юриста, законода-

теля, пастора, старейшины, дьякона и многих других.

     Отсюда вытекает, что один человек не может наделить  другого

правами на достоинство и свободу, не может отстоять прав  другого

на достоинство и свободу и не может отнять у другого прав на дос-

тоинство и свободу. В лучшем  случае  человек  может  подтвердить

словами или делами то, что существуют такие права и  обязанности,

и то, что они - от Бога. Еще человек может создать среду,  макси-

мально способствующую возможности использовать те свободы,  кото-

рыми нас наделяет Бог.

     В России сегодня много говорят о свободе совести. В  Америке

мы постоянно спорим о правах. По сути, это два разных слова,  оз-

начающих то же самое. И в России, и  в  Америке  мы  прибегаем  к

власти государства, чтобы эти наши права, или свободы, обеспечить.

     Но, сосредотачиваясь на правах, мы скоро теряем из виду обя-

занности. Тогда мы склоняемся или к анархии  (каждый  ищет  своих

прав вплоть до пренебрежения самим  фактом  существования  других

людей), или к репрессиям (используя власть для  обеспечения  соб-

ственных прав за счет прав других людей). И в  том,  и  в  другом

случае мы отрицаем свои обязанности перед Богом. И  вот  об  этом

использовании власти для определения и сохранения своих прав я  и

хочу поговорить.

     Наконец, чтобы нам легче было идти дальше, давайте согласим-

ся, что ни одна человеческая организация  -  ни  религиозная,  ни

светская - не водима Духом Святым по определению, просто  потому,

что она организация. Скорее я вижу следующее:

     1) Каждый человек создан по образу Божьему (Быт.1:25),  и  у

каждого в сердце с момента сотворения его Богом  записаны  законы

Божьи (Второзаконие 30:11-14). Это позволяет нам сказать, что все

люди знают о  существовании  Бога  и  о  Его  основных  качествах

(Рим.1:18-23).

     2) Дух Святой пребывает в  отдельных  людях,  которые  верой

приняли от Бога дар спасения. Дух Святой также действует по  все-

му миру, обличая людей во грехе и призывая их к исповеданию и по-

каянию.

     3) Ни один человек или  группа  людей  не  обладают  никакой

властью, кроме как данной им по Божьему допущению до Армагеддона.

Это не значит, что Бог устанавливает всякую власть.  Это  значит,

что Бог допускает всякую власть, оставляя за собой  право  вмеши-

ваться в ход истории и отстранять кого-то от власти  -  так,  как

это случалось во времена Ветхого Завета.

     4) Власть, которой христианин может обладать в мире (будь то

власть религиозная или светская), должна использоваться лишь  как

средство служения Богу по примеру Господа Иисуса. Мы должны  быть

глиняными сосудами (2-е
 Кор.4:7), чтобы люди видели,  что  власть

исходит от Бога, а не от человека.

     5) Человек приносит с собой в организацию или коллектив  ли-

бо образ Божий (неверующий), либо Духа Святого (верующий).  Таким

образом, любая организация может свидетельствовать о  Боге  миру,

если ее слова и дела будут соответствовать словам Божьим.  Однако

истинное свидетельство все равно исходит от отдельных людей.

     6) Мы как христиане призваны проникать с Евангелием повсюду,

в том числе и в организации. При этом мы можем оказаться на руко-

водящих должностях, и Бог нам этого не  запрещает.  Но,  руководя

людьми, мы не должны забывать о предыдущих пяти пунктах.

     Сегодня много говорят о свободе вероисповедания в Америке  и

России. В США только что приняты  законодательные  акты,  которые

дают более точное определение "свободы вероисповедания"  в  свете

последних решений Верховного суда. В России готовятся поправки  к

законам, которые, по слухам, ограничат свободу вероисповедания. В

принципе и те, и другие поправки, поскольку они исходят от  чело-

века, могут лишь ограничить свободы, данные  Богом;  это  значит,

что они не могут дать или взять истинную свободу, но могут проти-

вопоставить государственную власть свободе, данной  Богом.  Закон

также может создать обстановку, в которой свобода станет  вседоз-

воленностью и от истин Божьих будут отрекаться во имя свободы.  И

в той же мере, в какой законы претендуют на предоставление прав и

свобод, по самой своей сути они истинную свободу ограничивают.

     Если такие законодательные инициативы ничего не  могут  сде-

лать с нашими правами, почему же одни упрямо их предпринимают,  а

другие тратят так много времени впустую, беспокоясь по их поводу?

Мне в голову приходит множество причин. Давайте рассмотрим  четы-

ре из них:

     1) Таким образом человек организовывается вокруг  какой-либо

идеи или идеологии, то ли светской, то ли религиозной.  Часто  мы

начинаем это делать в духе любви, в чем-то даже помня о Боге.  Но

затем мы пытаемся сохранить то, что имеем. Мы создаем  правила  и

предписания, разделяем власть и права, пытаясь отстоять и  сохра-

нить силой то, что начинает расти само по себе. Евангелие же  го-

ворит нам, что если что-то пытаешься  сохранить,  то  это  что-то

обязательно потеряешь. Что-то приобрести можно лишь все отдавая.

     2) Как в Америке, так и  в  России  религиозные  организации

представляют из себя в большей степени корпорации, построенные на

принципе обладания, чем центры служения  и  вспомоществования.  А

ставя во главу угла имущество, мы естественно ищем  защиты  госу-

дарства. Тем, кто хочет служить и раздавать,  такая  человеческая

защита не нужна.

     3) Корпорации,  построенные  на  принципе  обладания,  могут

только или расти, или ослабевать, поэтому наши религиозные  орга-

низации становятся рекламными агентами и только тем и занимаются,

что переманивают овец из одной паствы в другую. А потом мы  начи-

наем соревноваться друг с другом в идеологии и философии,  требуя

уважения к своим правам и соблюдения законности. Тем же, кто слу-

жит и раздает, нужно только одно - верность на словах и в  делах,

чтобы сеять семя, которое взращивает и приумножает Бог.

     4) Корпорации, построенные на принципе обладания,  опасаются

свободы идей и действий, потому что при такой свободе их рост мо-

жет затормозиться. Закон, таким образом, становится  орудием  по-

давления даже свободомыслия. У тех, кто служит и  раздает,  такой

боязни нет, потому что они знают, Кто всем управляет,  Кто  защи-

щает, Кто сохраняет, Кто дает и Кто в конечном счете все решает!

     Так что же, получается, что государству и делать тут нечего?

Нет, потому что организация не может ничего не  делать.  Она  или

делает что-то (пусть просто поддерживает свое существование), или

умирает. Так что нам, христианам, все-таки можно задумываться над

тем, что должно делать государство и чего не должно  -  хотя  все

это в любом случае будет работать на ограничение, а не на  расши-

рение свободы.

     Во-первых, государство может провозгласить,  что  Бог  есть,

что мы созданы Творцом, а не эволюцией, и что этот Творец  нас  к

чему-то призывает.

     Во-вторых, государство может провозгласить конкретного  бога

и предложить его своему народу (признавая, что обстоятельства мо-

гут измениться и кто-то когда-то может исправить эту декларацию).

Я считаю, что вполне нормально для государства заявить,  что  оно

верит в библейского Бога и Иисуса Христа. Это далеко не то же са-

мое, что "ввести религию указом".

     В-третьих, государство может провозгласить, что оно  намере-

но взвешивать свои действия в соответствии с  изложенной  призна-

ваемым этим государством Творцом волей, и заявить, где оно  нахо-

дит изложение этой воли. Государство может сказать, что для реше-

ния конкретных вопросов оно будет обращаться  к  Библии  и  жизни

Христа, но это совсем не гарантия каких-то определенных  действий

и не гарантия будущего. К тому же это отнюдь не запрещает дискус-

сий.

     В-четвертых, государство может изложить принципы  взаимосвя-

зи прав и обязанностей, основанные на его источнике закона.

     В-пятых, государство может  предоставить  всем  максимальную

свободу выражения своих убеждений, придерживаясь тем не менее од-

ной основополагающей веры. Точно так же государство может ограни-

чить отправление некоторых религиозных обрядов, но  не  религиоз-

ные убеждения или их распространение.

     В-шестых, государство с помощью законов и  системы  юриспру-

денции может предоставить людям возможность обжаловать  ущемление

их прав какой-то организацией или отдельной харизматической  лич-

ностью.

     Я утверждаю, что такой подход признает  существование  рынка

идей в такой же мере, как и рынка услуг. Это предоставляет макси-

мальную свободу выражения всяких идей при  одновременном  способ-

ствовании самоутверждению и самовыражению истинных верующих. Всем

предоставляется одно ровное поле для игры, и какая-то степень за-

щиты обеспечивается и бестолковым, и невинным, и невеждам.

     Что же все сказанное выше может означать в  свете  последних

законодательных инициатив в России (и точно так же, в США)?

     Во-первых, это не помешало бы никому  приехать  в  Россию  и

проповедовать любые идеи. Единомышленники могли бы даже организо-

ваться, чтобы заниматься этим систематически.

     Во-вторых, такие люди могли  бы  получать  пожертвования  от

россиян и иностранцев на свое дело. А если бы государство  решило

обложить все благотворительные организации налогом на имущество и

доход (но не на услуги или торговую деятельность религиозного ха-

рактера), оно должно было бы это сделать по-честному,  наравне  с

коммерческими организациями. Этот налог должен  был  бы  высчиты-

ваться из валового дохода без учета издержек на  воспроизводство,

что дало бы преимущество подходу имущественному  по  сравнению  с

подходом служения и раздаяния. Если все наши религиозные  органи-

зации представляют из себя лишь  разные  формы  корпораций,  пос-

троенных на принципе обладания, и тоже стоят перед выбором -  или

расти, или погибнуть, то налогообложение  на  равных  условиях  с

другими организациями  могло  бы  быть  методом,  предоставляющим

окончательную власть Богу (иначе говоря,  позволяющим  Богу  быть

Богом). Пожалуйста, заметьте, что это никоим образом бы не  поме-

шало делу слуг и раздавателей.

     В-третьих, одиночки или организации должны  были  бы  указы-

вать цель своего приезда и место предполагаемого пребывания  точ-

но так же, как и любые другие местные или иностранные бизнесмены.

Они должны были бы предоставлять ежегодные отчеты и т.д. Если  бы

я решил приехать и что-то проповедовать (не важно что), не приоб-

ретая ни земли, ни строений, ни какого-либо другого имущества,  я

был бы обязан только отчитываться о своем доходе от проповедей  и

платить с этого дохода налог. При этом никоим образом не  ограни-

чивалась бы ни моя способность к  воспроизведению  (распростране-

нию Евангелия), ни моя способность к росту. Если я решил бы  про-

водить занятия по изучению Библии у себя на  квартире,  -  можно;

если бы я решил построить собор, - тоже можно. Так  что  все  ре-

шает сочетание моего понимания цели, моего выбора  стиля  и  моей

способности собирать вокруг себя других с подобным моему  понима-

нием цели, т.е. людей,  которые  хотят  не  просто  проповедовать

идеи, но и делать что-то осязаемое.

     Я не претендую на рекомендации законодателям - я просто  на-

поминаю, что Бог есть Бог и Он Им останется несмотря на самые от-

чаянные наши старания. Рассматривайте все  сказанное  как  призыв

довериться Ему, а не человеку или человеческим законам  и  систе-

мам, как призыв переосмыслить то, что  мы  называем  "служением".

Это еще и призыв тратить время на служение, а  не  на  политикан-

ство (если, конечно же, у вас нет особого и  конкретного  дара  и

призвания на служение в сфере юриспруденции и политики!).

     Господь наш Иисус Христос не имел  никакой  власти  и  силы,

данной Ему человеком. Он нес Свое служение в  рамках  светских  и

религиозных законов и систем, враждебных Его идеям и Ему  Самому.

И мы Его убили. Но семена, брошенные Им, принесли  плод,  и  Цер-

ковь Его существует и поныне, потому что Он  не  позволил  управ-

лять Собой человеку и не позволил человеческому  отвлечь  Его  от

Своего служения. То же возможно и для нас, в любой стране, в  лю-

бое время.

Уильям Д. Бонтрейгер

1710 C.R. 121

Hesperus, CO. 81326

USA

                                                                                                                                                                                                     


4+p┤~┤[1]A*.FRM*.MAC
<
Б