HomeWritingsServicesAbout MeContact

 

        РАЗРЕШЕНИЕ МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ И ЗАКОН

     Меня как-то попросили подумать над тем,  при  каких  обстоя-

тельствах одна религиозная группа может прибегнуть к помощи зако-

на в своих действиях против другой  религиозной  группы.  Я  вижу

здесь не один вопрос, а целых четыре:

     1) "На каких основаниях возможно прибегать к закону при раз-

решении конфликта между двумя или более группами, каждая из кото-

рых исповедует Иисуса Христа Господом и Спасителем?"

     2) "При каких обстоятельствах одна группа, исповедующая  Ии-

суса Христа Господом и Спасителем, может прибегнуть к  силе  мир-

ского закона и мирской  системы  власти,  чтобы  ограничить  дея-

тельность другой группы людей, исповедующей Иисуса Христа  Госпо-

дом и Спасителем?"

     3) "Как мы, люди, исповедующие Иисуса Христа Господом и Спа-

сителем, можем использовать закон и мирскую власть, чтобы  возвы-

ситься над теми, кто не исповедует Иисуса Христа Господом и  Спа-

сителем?"

     4) "Как мы, люди, исповедующие Иисуса Христа Господом и Спа-

сителем, можем использовать закон и мирскую власть,  чтобы  защи-

тить себя от нападок тех, кто не исповедует Иисуса Христа  Госпо-

дом и Спасителем?"

     Мой подход к любому вопросу касательно того, как я, человек,

исповедующий Иисуса Христа Господом и  Спасителем,  должен  жить,

такой: я беру все Писание и пропускаю его через образ Христа, ос-

тавленный нам в евангелиях.

     Христос жил среди людей в такое время и в таком месте,  ког-

да и где существовала как  четкая  структура  религиозной  власти

(иудейский синедрион), так и  четкая  структура  власти  светской

(римское государство). Обе эти структуры власти имели свои юриди-

ческие системы, в которые человек, имевший с кем-то конфликт, мог

обратиться в поисках справедливости - римский суд и Бет-дин в си-

нагоге. Но Христос ни разу не обратился ни в одну  из  этих  двух

систем, пока Его Самого не арестовали и не потащили и в одну и  в

другую. До этого Он жил, говорил, учил и служил так, как  повеле-

вал Ему Бог Отец.

     Иногда Его пытались втянуть в светские  и  религиозные  кон-

фликты того времени. Невозможно забыть вопрос о подати и Его  от-

вет: "Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу" (Мф.22:21).

     А кто не помнит Его ответа ученикам в 9-й главе Евангелия от

Луки, когда те пришли просить у него санкции на ниспослание  огня

с неба на другую "конфессию": "Не запрещайте; ибо, кто не  против

вас, тот за вас" (Лк.9:50).

     Итак, я навел резкость своего объектива и через него посмот-

рю на другие места в Писании.

     Что касается первых  двух  вопросов,  поставленных  мной,  я

предлагаю для ответа три места - два из них содержат слова  Хрис-

та (Мф.5:21-26 и 18:12-35), а один - Апостола Павла (1 Кор.6:1-8).

     Прочитайте эти отрывки один за другим в любом порядке,  и  у

вас не останется доводов в пользу использования силы  государства

одной группой людей, исповедующих Христа,  против  другой  группы

людей, исповедующих Христа. И если я чего-то не просмотрел в  Пи-

сании, ни Христос, ни кто-либо из апостолов никогда этого не  де-

лали.

     Напротив, эти места, по всей  видимости,  направляют  нас  к

высшему и лучшему примеру Церкви в действии - Иерусалимскому  со-

бору - чтобы и мы имели спокойную уверенность в том, что Дух Свя-

той все рассудит правильно, как Он сделал в  свое  время  в  15-й

главе Деяний Апостолов.

     Но загвоздка в том, как сделать так, чтобы те, кто собор со-

зывает, проявили такое смирение и открытость по отношению к  дру-

гим мнениям, чтобы те, кто боится на этот собор прийти,  все-таки

решили на нем появиться?

     И еще одна загвоздка: что делать тем, кто  пришел,  с  теми,

кто не пришел, - то ли на самом соборе, то ли после него?

     И последняя загвоздка: с учетом всех доктрин,  догм,  литур-

гии, духовной гордыни, помпезности и имущества, чего сегодня хва-

тает у любой конфессии, возможны ли вообще  такие  соборы,  какие

бывали в ранней церкви?

     У меня нет ответов на эти вопросы. Но  я  знаю,  что  Святой

Сергий был прав, когда  говорил,  обращаясь  к  русским  князьям:

"Объединяйтесь, ибо в единстве наша сила. Наш Бог -  Троица;  Бог

Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой; однако Он един. Будьте же  подобны

Ему во всем". Если такой ответ нужен был для триумфа князей  рус-

ских над завоевателями, насколько же больше такой ответ нужен се-

годня церкви в ее противостоянии неверующему  миру.  И  насколько

больше народу страны, выходящей из рабства, - России - нужно  ви-

деть церковь-коллектив, действующую в единстве, - символ  Еванге-

лия и надежды.

     Но означает ли это, что мы  должны  объединиться  под  одним

именем, имея одного лидера и одно вероисповедание?  Если  я  пра-

вильно понимаю Писание, мы, исповедующие Иисуса Христа Господом и

Спасителем, уже под одним именем - последователи Христа.  Мы  уже

имеем одного вождя - Иисуса Христа. И мы уже одного вероисповеда-

ния, вероисповедания Петра:  "Ты  -  Христос,  Сын  Бога  Живого"

(Мф.16:16).

     Вопрос не в том, кем и чем мы должны быть, потому что  мы  в

смысле сокровенном уже есть некто и нечто. Вопрос в том,  как  мы

будем действовать по отношению друг к другу - и суть этого вопро-

са в том, что Дух Божий прорывается через  преграды,  понастроен-

ные нами, и дает нам познать и признать то, что Он вершит в  дру-

гих людях. И если мы это дело Божье в других  признаем,  нам  ос-

тается всего лишь решиться иметь общение с этими другими, незави-

симо от того, как они называются, кто у них лидер и в  каком  ве-

роисповедании они решили поклоняться Триединому Богу.

     И я знаю, что если человек, исповедующий  Христа,  хватается

за светский меч против другого человека, тоже исповедующего Хрис-

та, то он рискует быть отверженным Богом. Конечно же, это  плевок

в лицо Христу, Который молился: "Да  будут  все  едино;  как  Ты,

Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в нас  едино,  -  да

уверует мир, что Ты послал Меня" (Ин.17:21).

     Остается вопрос, насколько можем мы, христиане, прибегать  к

светской власти либо просто против неверующих, либо обороняясь от

неверующих.

     Несколько раз в Писании я нахожу  места,  где  верующие  ис-

пользовали светскую власть против неверующих. Три израильтянина в

3-й главе Книги Даниила, Павел перед римскими властями -  возьмем

хотя бы этих два примера. Но в этих случаях я замечаю  три  инте-

ресных нюанса:

     во-первых, верующий никогда не приходил во властные структу-

ры добровольно; в каждом из случаев его туда приводили против его

воли;

     во-вторых, в каждом из случаев против верующего  действовала

сила светской власти как таковая, а не конкретный неверующий  че-

ловек;

     в-третьих, реакция верующего была одна из двух:  1)  или  он

требовал к себе такого же отношения, как и ко всем другим гражда-

нам, не отвечая обидой на обиду, или 2) прибегал к силе и  власти

Божьей для защиты и оправдания, также не отвечая обидой на обиду.

     Все три пункта явно просматриваются в эпизодах, когда  Иису-

са приводили в синедрион, к Пилату и Ироду.

     Я не могу найти примеров, когда верующий по собственной ини-

циативе использовал юридическую или  политическую  власть  против

неверующих.

     И наконец, чтобы закрыть этот вопрос,  нужно  отметить,  что

мне не нужна защита людей, если я делаю то, к  чему  меня  призы-

вает Бог. Мои религиозные свободы даны мне не человеком, а Богом.

Если я рассматриваю как источник своей свободы или своего призва-

ния законы человеческие, рано или  поздно  я  или  попытаюсь  ис-

пользовать эти законы для своей выгоды в ущерб другим, или  разо-

чаруюсь в этих законах и начну жаловаться, озлоблюсь и  перестану

выполнять то, к чему призывает меня Бог.

     Следовательно, если я хочу быть последовательным,  я  должен

сказать, что мы не можем использовать силу  светской  власти  для

утверждения своего превосходства над неверующими.  Тогда  я  дей-

ствительно буду последователен и не буду считать, что  можно  си-

лой утвердить свое преимущество:  "Вы  знаете,  что  почитающиеся

князьями народов господствуют над ними, и вельможи  их  властвуют

ими; но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим меж-

ду вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами,

да будет всем рабом; ибо и Сын Человеческий не для  того  пришел,

чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для  ис-

купления многих" (Мк.10:42-45).

     Но я убежден, что мы можем использовать  светские  структуры

для благовестия. Я считаю, что мы как христиане должны быть в ми-

ре, но не от мира. Я считаю, что мы должны нести благую  весть  в

каждый уголок, каждый аспект жизни общества.  Поэтому  я  за  то,

чтобы христиане занимались юридической и политической деятельнос-

тью. Проблемы возникают не потому, что мы этим занимаемся, а  по-

тому, что мы занимаемся этим не с той мотивацией, с которой  нуж-

но, и не так, как нужно.

     Если мы входим в судебную или  политическую  систему,  чтобы

ими управлять и использовать силу государства против тех, кто  не

верит так, как мы, мне кажется, мы  выпадаем  из  плана  Божьего.

Если мы вступаем, ища своей выгоды, а не следуя конкретному обра-

щенному к нам призыву Божьему, мы также выпадаем из плана Божьего.

     Если же мы вступаем туда, чтобы принести благую  весть  тем,

кто захочет нас слушать там, в этих сферах, или  тем,  кто  может

послушать людей из этих сфер, тогда мы из плана Божьего не  выпа-

даем.

     Но если я так излагаю благую весть, что  слышна  лишь  "медь

звенящая и кимвал звучащий (1 Кор.13:1), то что-то я делаю непра-

вильно.

     Что же это означает на практике?

     Во-первых, это не означает, что  если  христиане  возьмут  в

свои руки власть, то наступит Христианское Царство. Мир катится к

Армагеддону, и с пути сворачивать не хочет. Наоборот, гораздо бо-

лее вероятно, что над христианином, ступившим на политическую или

юридическую арену, будут насмехаться, его будут гнать, и вряд  ли

стоит надеяться на легкие победы на выборах и значительные преоб-

разования в этих сферах. Но тем не менее мы все-таки призваны ту-

да идти.

     Во-вторых, это означает, что мы можем  и  должны  предложить

светскому правительству принять библейское мировоззрение и  прак-

тику.

     Пример: Цель закона человеческого - исправлять  зло  методом

наказания. Цель же закона Божьего - восстанавливать отношения лю-

дей с Богом и друг с другом иными методами: 1) призывая нарушите-

лей закона к исповеданию и беря на себя ответственность за причи-

ненное ими зло, и все это с целью сделать их лучше;  2)  призывая

пострадавших к тому, чтобы они изложили своему обидчику, в чем он

был неправ, а затем простили его; и  3)  призывая  Тело  Христово

нести бремена как обиженных, так и раскаявшихся обидчиков.

     Если мой анализ верен, то у нас есть что  предложить  прави-

тельству, борющемуся за установление гражданского,  уголовного  и

процессуального правопорядка. Нам есть что сказать в дискуссиях о

роли полиции и пенитенциарной системы. Можно  привести  и  другие

подобные примеры, где библейская философия предлагает  ответы  на

вопросы, с которыми не могут справиться земные  правительства.  И

об этом подавляющее большинство конфессий должно высказаться еди-

ным голосом, чтобы свидетельствовать миру о нашем единстве, а  не

раздробленности.

     В-третьих, это означает, что на  межконфессиональных  встре-

чах должны не только вырабатываться общие принципы веры. Мы  дол-

жны вместе сказать правительству то, что говорит Библия.

     Наконец, делая все это, мы не должны ожидать, что  все  ког-

да-нибудь будет именно так, как должно быть. Я даже  пишу  сейчас

эти слова, ничего не ожидая. Мы  сеятели,  обыкновенные  глиняные

сосуды, соработники у Господа,  Который  заранее  приготовил  нам

труд. Не нам дано изменять людей, правительство, общество -  если

что-то изменяется, это происходит благодаря тому, что Дух  Святой

взял наши семена и нашу кроткую, смиренную жизнь и возрастил плод

на почве чьего-то сердца.

     Господь сказал нам, что приобрести что-то можно лишь от это-

го отказавшись, что если мы попытаемся что-то приобрести (или да-

же просто удержать то, что имеем), мы это что-то потеряем. Я  ду-

маю, эти слова обращены  к  сегодняшней  церкви.  Если  мы  решим

приобрести или удержать какое-то положение  в  системе  светского

общества, потеряем все, что  имеем.  Конечно,  внешне  будет  ка-

заться, что у нас всего хватает - но  Дух  от  нас  уйдет,  и  по

большому счету мы многого лишимся.

Уильям Д. Бонтрейгер

1710 C.R. 121

Hesperus, CO. 81326

USA


╫╚2[1]A*.FRM*.MAC
<Б