ЧТО ЗНАЧИТ “ЦЕРКОВЬ” В МАТФЕЯ 18:17?

Уильям Д. Бонтрейгер

Вам не кажется странным, что люди столько спорят о “церкви”, а Тот, чья это церковь, наш Господь это слово использовал всего лишь дважды – Мф.16:15-19 и 18:12-20?

В первом случае говорится о том, что когда кто-то под действием Духа Святого объявляет Иисуса “Христом, Сыном Бога Живого”, он становится одним из “вызванных”. В этом смысле “церковь” нужно рассматривать как общность всех тех, в ком пребывает Дух Святой. Именно эту общность Павел называет “телом из многих членов”, каждый из которых нужен для того, чтобы все тело пра-вильно работало и росло. И нет у этого тела ни доктрины, ни названия.

Второй раз слово “церковь” встречается там, где Иисус говорит, что нужно делать, если верующий грешит. Мы привыкли считать, что здесь излагаются принципы “церковной дисциплины”. Так что же здесь за “церковь”, которой нужно что-то сказать (Мф.18:17)? Та ли это церковь, что и в Мф.16:18, или какая-то другая? И что сегодня соответствует той “церкви”, о которой говорится в Мф.18:17?

Для меня эти вопросы важны еще и потому, что с осени 1983 года я пытаюсь служить телу Христову в качестве служителя примирения. До этого я был 12 лет адвокатом и 5 лет – судьей (кого интересует этот период в моей жизни, прочитайте 16-ю главу книги Чарльза Колсона “Любить Бога”). С 1994 года я преподаю право в бывшем Советском Союзе под эгидой Международного института христианских исследований.

Служителю примирения важно знать, к кому обращаться, если верующий согрешил. Для юриста это вопрос юрисдикции: какому суду подсудны такие дела? С точки зрения закона действия суда вне сферы его юрисдикции не имеют никакой силы. Эти вопросы важны также и при обжаловании решений суда одной инстанции в суде другой инстанции: кому может обжаловать свое дело сторона, которая считает, что “церковь” с ней обошлась несправедливо, кроме как Богу в день страшного суда?

Вроде бы должен быть способ обжалования действий земной “церкви”, хотя… кто его знает. Давайте сначала попробуем перечислить все возможные “церкви”. Конечно же, существует Церковь Вселенская – Матфея 16. Точно так же не может быть никаких сомнений, что существует и поместная церковь, чаще всего имеющая стены и крышу и конкретный адрес.

Раз мы признали право на существование за такой церковью, то должны к ней добавить и все иерархические структуры, деноминации и территориальные объединения, в которых могут принимать участие поместные церкви. Мы можем добавить сюда христианские организации (особенно те, у которых есть освобожденные сотрудники, фиксированное членство, собственные источники финансирования и т.д.).

А как насчет групп по изучению Библии – формальных, таких, как Общество изучения Библии, или неформальных, когда люди самых разных профессий, занятий и вероисповеданий собираются у кого-то дома, чтобы изучать Библию? А как насчет христианских средств массовой информации, писателей-христиан, христиан, по роду своей деятельности вынужденных переезжать с места на место и т.д. – можно ли их всех куда-то приписать и куда?

Напрашиваясь на обвинение в стремлении слишком упростить дело, я все-таки считаю, что ответ на этот вопрос нужно искать в Мф.18:15-20. Я утверждаю, что из 19-го и 20-го стихов можно понять, что здесь имеется в виду под церковью. Что же здесь имеется в виду? Во многих изданиях Библии, которые мне приходилось видеть, перед 15-м стихом 18-й главы встав лен подзаголовок “Церковная дисциплина” или что-то вроде этого. А поскольку нас больше тянет к строгости, чем к жалости, то слово “дисциплина” для нас означает руководство к одного рода действию – наказанию.

Теперь давайте рассмотрим, что же такое закон человеческий и
как он смотрится на фоне закона Божьего. У любого закона должны
быть источник, цель и средства. Это вопросы философии. Потом идут
вопросы создания, применения и толкования закона. Это вопросы по-
литики. И наконец, желательно, чтобы все общество – и каждый от-
дельный его член, и общество в целом – имело правильное отноше-
ние к законам и системам самого себя, т.е. этого самого общества.
Эпоха светского гуманизма не знает ценности превыше челове-
ка. Это значит, что источником закона является человек. Это так-
же означает, что никаких абсолютов провозгласить невозможно. Че-
ловек, в его индивидуальном и коллективном эгоизме (классическое
определение греха: своекорыстие), использует закон для обуздания
зла, поскольку зло мешает нашим эгоистичным желаниям. Средством
человеческого закона становится наказание: за уголовное преступ-
ление мы вас посадим, а за гражданское – разорим.
Поэтому в любом конфликте мы первым делом отрицаем то, что
сделали – независимо от того, насколько ничтожным был наш промах
в сравнении с действиями других. Потом мы начинаем выдумывать се-
бе оправдания. И наконец, находим, на кого свалить вину.
При таком понимании источника, цели и средств вне игры ос-
таются жертвы преступления и само общество. Всем занимается все-
могущее, безжалостное Государство – в котором олицетворением
справедливости является фигура Правосудия с завязанными глазами и
мечом. Жертвы преступлений и все общество в целом, оставшись не у
дел, начинают ворчать и роптать на то, что в стране нет правды.
Мы становимся обиженными на закон, мы становимся врагами закона.
Вам, наверное, непонятно, при чем здесь 18-я глава Еванге-
лия от Матфея и “церковь”. Потерпите немного, давайте теперь рас-
смотрим Божий закон.
Если существует абсолютный Бог, то Он должен быть по самой
сути Своей законом Сам в Себе. Если Он – тот Бог, про Которого
говорит Библия (в чем я уверен), тогда Его откровение нам в запи-
санном Слове, Иисус Христос и свидетельство Духа Святого, под-
тверждающее записанное Слово и жизнь Христа, – все это вместе и
должно составлять закон. И если посмотреть с этой точки зрения,
можно увидеть кое-что очень интересное.
Конечно же, Бог является источником любого закона.
Что касается цели закона, Апостол Павел написал следующее:
“Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим
под законом, так-что заграждаются всякие уста, и весь мир стано-
вится виновен пред Богом, потому что делами закона не оправдает-
ся пред Ним никакая плоть; ибо законом познается грех” (Римлянам
3:19-20). Цель закона Божьего – призвать нас к примирению и вос-
становлению правильных отношений с Ним. Исходя из этого, мы дол-
жны искать примирения и восстановления правильных отношений с
другими людьми (см. Псалом 118, где изложены и другие цели зако-
на).
Бог не использует наказание как средство в отношениях с на-
ми. Вместо этого Он призывает нас к исповеданию и покаянию. Бог
призывает к прямому участию в этом процессе и потерпевших от
преступлений, и все общество.
Бог действует с любовью, но при этом ни на йоту не отступая
от истины и ставя нарушителей закона лицом к лицу с сущностью их
поступков и тем злом, которое эти поступки породили. Он призы-
вает их признать свои ошибки и пытаться их исправить. Он предла-
гает кающимся прощение и восстановление отношений.
Он призывает жертвы преступлений отказаться от дальнейшей
конфронтации. Он призывает общество взять на себя бремена как
жертв, так и кающихся грешников. В таком законе и таком процессе,
который по сути своей ищет восстановления нормальных отношений,
каждому, независимо от его титула, должности и т.д., а также и
всему обществу в целом есть место, у каждого есть своя роль. И
никакие произвольные разделения тут ничего не меняют – справедли-
вость, направленную на восстановление нормы, не сдержать никаки-
ми рамками, установленными людьми. Так и должно быть в “церкви”.
Теперь можно вернуться к Мф.18:15-20. Библию можно рассмат-
ривать как Божье предложение примирения человеку. Эта тема повто-
ряется в Мф.18:12-14 непосредственно перед тем местом, где гово-
рится о церкви: “Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и
одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в
горах и не пойдет ли искать заблудившуюся? И если случится найти
ее, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о де-
вяноста девяти не заблудившихся. Так нет воли Отца вашего Небес-
ного, чтобы погиб один из малых сих”.
Это весть примирения и восстановления отношений. Это ответ
на вопрос “Зачем?”, поставленный к стиху 15-му. Эти стихи подни-
мают остальную часть отрывка с уровня дисциплины (наказания) до
уровня изложения истины с любовью, предоставления прощения, пред-
ложения понести бремена других, и все это на фоне жертвенности.
Здесь требуются действия как индивидуальные, так и коллективные
(коллективы могут быть и малыми и большими – всем дело найдется).
Теперь можно вернуться к вопросу: что же такое “церковь” в
Мф.18:17? Сначала посмотрим на контекст предыдущих двух стихов.
Чем бы ни была здесь “церковь”, ясно, что это какое-то звено в
цепочке, имеющее конкретную цель. Когда увидишь, что твой брат
согрешает, туда нужно идти не в первую очередь, а в последнюю. В
первую очередь нужно идти к самому согрешившему брату (То же са-
мое решение вопроса “куда идти в первую очередь, если у тебя кон-
фликт” мы видим в 1 Кор.6:1).
Во вторую очередь нам нужно идти во Вселенскую церковь Хрис-
тову. Нам нужно найти одного или двух человек, которых может пос-
лушать тот, с кем мы имеем дело. Нам не нужны свидетели в юриди-
ческом смысле этого слова, нам нужны те, кто готов свидетельство-
вать об истине Божьего слова. Нам не нужны судьи, посредники или
им подобные. Нам также нужно избегать использования людей, обла-
дающих властью над человеком, которому мы хотим помочь, или влия-
нием на него (сюда входят любые руководители “церкви” в любом из
значений этого слова, потому что они в глазах согрешившего будут
представляться судьями и помешают восстановлению отношений). Мо-
жете прочитать мои заметки “О ком и о чем говорится в Матфея
18:16. Кто такие ‘свидетели'”.
Если это ничего не даст, мы должны обратиться к “церкви”,
которая ни в коем случае не должна подражать безжалостному, все-
могущему, размахивающему карающим мечом слепого правосудия Госу-
дарству. Это не место, где применяются меры воздействия (т.е.
осуществляется наказание), а общность тех, кто знает согрешивше-
го и готов с любовью и в истине помочь ему в обновлении, испы-
тать искренность его покаяния и заколоть упитанного тельца по по-
воду возвращения блудного брата.
Поэтому я уверен, что где бы и как бы ни собрались как мини-
мум двое членов Тела Христова, в контексте этого места они пред-
ставляют собой “церковь”, которой можно об “этом” сказать. Кому
нужно сказать, решают те, кто назван в Мф.18:16 свидетелями, а не
потерпевшая сторона. Сказать должны именно свидетели, потому что
потерпевший, или потерпевшие, должны предоставить свое дело Богу,
а не стремиться к “победе”.
Тогда, говоря об этом деле какой-то “церкви”, мы обнаружим,
является ли она частью той самой “церкви”. Если наша “церковь”
отреагирует так, как часть “Вселенской Церкви”, это церковь ис-
тинная. Она не ищет своего. Она не отделяет себя от всей Вселен-
ской церкви и не превозносится над ней. Она не запрещает посто-
ронним участвовать в процессе восстановления отношений с заблуд-
шим братом. Она активно ищет тех, чьи дары нужны в этой конкрет-
ной частичке Тела Христова, и приветствует их участие в этом про-
цессе. Короче говоря, она “принимает” свидетелей и действует с
учетом их свидетельства.
“Истинная церковь” также снимает все возможные проблемы с
обжалованием ее решения, так как она всегда готова участвовать в
библейском процессе на основании новых свидетельств. “Истинная
церковь”, иными словами, с пониманием воспринимает свою роль как
частички Вселенской Церкви.
Правда, христианские организации очень часто говорят: “Мы не
церковь”. Но, если принимать во внимание цели 18-й главы Еванге-
лия от Матфея, они церковь. Я приведу пример из своего опыта слу-
жения, чтобы это пояснить.
Муж с женой ходили в церковь А. Жена пожаловалась на то, что
ее муж ведет себя не по-христиански. Когда церковь попыталась по-
мочь супругам, муж отказался от всякой помощи, отказался изме-
нить свое поведение и сбежал в церковь Б. Церковь Б, зная, что в
семье у него проблемы (а я думаю, что она обязана была разузнать
насколько возможно, кто такой этот человек и почему он к ним при-
шел), сказала: “Мы разберемся”. Они приняли его и не предприняли
никаких попыток подключиться к процессу обличения, или душепопе-
чительства, называйте, как хотите. Этот человек был еще и сам ду-
шепопечителем на телефоне доверия в какой-то христианском органи-
зации. Но ни церковь А, ни церковь Б не сообщили этой организа-
ции о его семейных проблемах.
Позднее, наш муж отверг всяческое увещевание в церкви Б и
сбежал в церковь В, сманив за собой еще четыре семьи из церкви Б.
Церковь Б, обжегшись на своем горьком опыте, начала сотрудничать
с церковью А. Они вместе пошли в церковь В, но их там не стали
слушать; они вместе пошли в ту христианскую организацию, где был
душепопечителем наш герой, – там их тоже не стали слушать.
Результаты? Когда наш муж ушел и из церкви В, она расколо-
лась, а его организация (которая, как я считаю на основании
Мф.18:17, была “церковью” и должна была быть проинформирована и
что-то сделать по поводу всего этого как часть Вселенской церкви)
обанкротилась и прекратила свое существование. Судите сами, в чем
здесь связь. Так в чем же здесь мораль для юриста-христианина,
для душепопечителя и других? Они должны помнить, что они часть
Вселенской церкви, а не отделять себя от нее. Они должны без ог-
ласки, но принять участие в процессе восстановления отношений с
заблудшим братом. Это означает, что они должны понимать, что они
всего лишь одни из многих душепопечителей, и искать помощи дру-
гих, чтобы имело место единогласие в решениях.
А как насчет писателя-христианина, или того, кто связан с
церковью только через электронную почту? Это значит, что им тоже
нужно выполнять то, что сказано в Мф.18:15, 16 и 17, прежде чем
“рассказывать о чем-то Вселенской церкви”, используя достижения
цивилизации. Христианские средства массовой информации могут
сообщать о конфликте между верующими как факте, но не могут ко-
паться в фактах этого конфликта. Они не должны ссылаться на “ин-
формированные источники” (сплетничать). Они должны стремиться
призывать членов Вселенской Церкви, чтобы те, в свою очередь,
призывали членов “поместных церквей” разрешать конфликты так, как
хочет Бог, а не так, как хочется людям (1 Кор.6:1-8).
Если Бог – единство Троих в Одном, если Он призывает мужей и
жен стать “одной плотью”, если Он призывает Свой народ быть еди-
ным настолько, чтобы мир через это тянулся к Нему, тогда это по-
нимание сути “церкви” правильно – оно призывает нас к еще больше-
му единству.
Готовы ли мы отложить наши доктринальные различия, хотя бы
на время конфликтов, и проявить единство? Вот в чем вопрос.